Как-то тревожно... НЕСКОЛЬКО СЛОВ О САТИНСКИХ ПРОБЛЕМАХ

 
 
19.04.2019

Сергей Иванович АНТОНОВ, к.г.н., ст.н.с. кафедры геоморфологии и палеогеографии

В прошлом году, наряду с 80-летним юбилеем географического факультета МГУ, отмечалась еще одна связанная с ним дата — 50-летие Сатинской учебной практики, Сатинской учебно-научной станции, Сатинского учебного полигона (см. GeograpH №№ 42–43, 2018).
Возникшие на тридцатом году существования географического факультета, они давно уже стали его основой, фундаментом, неотъемлемой частью.

Более ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ географов МГУ имеют за плечами «сатинскую школу», многие из них стали видными учеными, администраторами, бщественными деятелями. 
Более половины нынешних заведующих кафедрами географического факультета прошли через это учебное мероприятие в долине р. Протвы.
Сатино — это десятки студенческих экспедиций, сотни написанных монографий и статей, десятки защищенных кандидатских и докторских диссертаций. Ни у одной отечественной учебно-научной географической станции нет такого солидного послужного списка. Но Сатино — это не только образование и наука, это особый пласт университетской культуры. Это сатинский фольклор, Сатино поэтическое, театральное, футбольное, «земля обетованная» географов всех поколений.

Мы привыкли к радостному «вечно живому» Сатино и порой просто не замечаем его трудностей и его проблем. А их, к сожалению, очень много.
Пятьдесят лет назад наш факультет начал создание учебного полигона и учебной базы нового типа (нового поколения), на основе которых впервые в нашей стране удалось реализовать идею комплексного изучения всех компонентов природного ландшафта на примере конкретной, четко обозначенной территории.
Доведение до студентов этого принципа стало главной задачей сатинской общегеографической практики.

На создание новой базы, новой методики преподавания, научного доизучения и обустройства полигона необходимыми рядами наблюдений за природными процессами ушло более 15 лет. Возросшие возможности МГУ и нашего факультета позволили оснастить новую базу необходимыми помещениями, инструментами и приборами, создать на полигоне комфортные (можно даже сказать «курортные») бытовые условия.

Только сейчас, после кризиса минувших десятилетий, мы начинаем понимать, каким богатством располагает наш факультет в виде современной сатинской базы, какую научную ценность несут в себе результаты многолетних наблюдений на полигоне. Но далеко не всегда мы осознаем, насколько неопределенным, непредсказуемым может стать будущее сатинской практики.

Неконтролируемая, (не зависящая от нас) застройка бывших сельскохозяйственных земель полигона таит в себе угрозу будущему нашей станции. В один прекрасный момент мы вдруг почувствуем, что больше не можем проводить здесь учебную практику в традиционном ее понимании, что учебный полигон уже не позволяет решать поставленные практикой задачи. Вокруг уже нет доступных для изучения природных комплексов. Геодезические знаки (пирамиды), попавшие на земли новых хозяев, окажутся демонтированы. Студентам некуда пойти в маршрут, кроме как по улицам коттеджного поселка или по обочинам скоростных автострад. Значительная часть лесов будет застроена домами или превратится в труднопроходимые вырубки, а местами и берег реки станет чьей-то частной собственностью. И хотя территория самой Сатинской базы в очерченных земельным кадастром границах останется во владении факультета, но без прилегающего к ней полигона она потеряет свою ценность.

Здесь следует обратиться к опыту развития и «угасания» других отечественных полигонов, чей возраст превышает сатинский.
Угасание и «умирание» учебного полигона начинается тогда, когда он, как износившаяся вещь, перестает исполнять возложенные на него функции. В недолгой (менее чем столетней) истории отечественных географических учебных станций такие случаи происходили. Возьмем два самых старых объекта: Саблинскую (СПбГУ, 1921 г.) и Красновидовскую (МГУ, 1945 г.) базы. В последнем случае причина проста и понятна: строительство Можайского гидроузла и водохранилища привело к затоплению самой важной придолинной части учебного полигона, составлявшей всего лишь около четверти (!) его площади. Почти 10 лет продолжался период «выживания», борьбы с неблагоприятными последствиями, но затем столичным географам пришлось оставить насиженные места в долине р. Москвы и перебраться в соседний протвинский бассейн.

В истории с Саблинским полигоном причина также понятна, хотя и не столь наглядна. Рост городской агломерации Ленинграда (Санкт-Петербурга), большая потребность в рекреационных дачно-садоводческих землях привела к постепенной застройке территории полигона. Там, где когда-то простирались безлюдные просторы имения графа А.К. Толстого «Пустынька», разрослись дачи, коттеджи, садоводческие товарищества. И хотя саму саблинскую станцию никто не отбирал, значение ее упало. Чтобы проследить строение природных объектов в долине речки Саблинки, в прилегающем к р. Тосна участке, надо пробраться через целый лабиринт частных владений, заборов, изгородей, тупиковых дорожек. Ни об учебном картировании указанных земель, ни о демонстрации их геологического строения речи быть не может. Свободные участки еще сохранились в днищах долин указанных рек, но целостной картины ландшафта они не создают. С конца прошлого века многие специальные практики студентов СПбГУ проводятся на другом полигоне (в Карелии).

Увы, именно эта, «саблинская», судьба грозит и нашему Сатино.
Первые садово-дачные новостройки появились здесь летом и осенью 1991 г. Сначала они охватывали пустующие окраины традиционных поселений, неудобные и малопродуктивные части сельскохозяйственных земель. Но с 2007 г. начались массовые застройки на склонах Бутовского холма, прилегающих к проезжим дорогам: Боровск–Семичево, Бутовка–Сатино, Сатино–Совьяки. В 2016–2017 гг. эти трассы были модернизированы и превращены в автострады. Усилилось проникновение частных землевладельцев в пределы заброшенных и заросших мелколесьем сельскохозяйственных земель на правобережье р. Протвы. Новые дачные и коттеджные поселки огораживаются заборами, обеспечиваются охраной, исключающей их посещение посторонними. Даже бесполезный в садово-строительном отношении Егоров овраг (важный объект геолого-геоморфологической практики) стал в последние годы труднодоступным для посещения.

Все это становится непреодолимым препятствием при проведении здесь учебной практики в традиционном ее понимании.
По имеющимся данным, пока еще пустующие сельскохозяйственные земли левобережья р. Протвы, близ границы Калужской и Московской областей, уже имеют своих новых владельцев, но их застройка задерживается из-за отсутствия хорошей дороги.
«Оранжевая опасность», надвигающаяся с востока, наглядно прослеживается при сравнении площадей застройки на картах полигона 1991 и 2018 гг. Некоторую надежду пока еще вселяют значительные площади полигона, занятые лесами (земли государственного лесного фонда), и земли водоохранной зоны (днища и склоны долин рек), для освоения которых требуются особые разрешения.
Используя эти лесные и водоохранные резервы, практика сможет продержаться какое-то время. Тем не менее, все перечисленное делает перспективу Сатинской практики неопределенной, а главное, не зависящей от воли и желания ее непосредственных исполнителей.

Такие обстоятельства, безусловно, не могут устраивать никого из людей, неравнодушных к судьбе нашего факультета и нашей науки.
Выход из создавшегося положения есть. Им уже давно пользуются наши коллеги-биологи, работники культуры, объявляя отдельные территории страны заповедниками, заказниками, объектами природно-культурного наследия. Именно таким природно-культурным заказником с ограниченным режимом землепользования мог бы стать Сатинский учебный полигон. Причем режим землепользования может быть далеко не самым строгим — сельское и лесное хозяйство, строительство (в границах населенных пунктов) и даже ограниченная добыча полезных ископаемых (стройматериалов) для местных нужд.

Все вышеизложенное достаточно убедительно говорит о том, что таким объектом природного, научного и культурного наследия, несомненно, является небольшой участок в бассейне р. Протвы. Его имя неразрывно связано с историей отечественной географии и историей Московского университета, нигде в нашей стране нет подобного ему учебно-научного объекта.
Но эту понятную для нас истину необходимо многократно донести до руководителей калужских и боровских управленческих органов. И делать это должны не простые сотрудники и студенты географического факультета, чей голос по образному выражению поэта «тоньше писка», а люди, наделенные властью, от мнения которых будет не просто отмахнуться.

Есть и другая, «простая» перспектива — уйти с освоенных и десятилетиями «насиженных» мест в другие, более отдаленные от столицы районы нашего обширного государства. Создать там новую станцию, освоить новый полигон. Начать новую жизнь в чистом поле с чистого листа.
Здесь в качестве контраргумента этой «непротивленческой» позиции полезно еще раз напомнить о той немалой цене, которую заплатил географический факультет за Сатинский учебный полигон. 
Вот далеко не полный перечень основных затрат:
— Строительство Сатинской базы (5 основных зданий, 1973 г.) — около 200 тыс. рублей;
— Модернизация дороги Бутовка–Сатино (1973 г.) — 300 тыс. руб.;
— Буровые работы на полигоне (1984–1986 гг.) — 150 тыс. руб.;
— Новый мост через р. Протву (1984 г.) — 10 тыс. руб.
Таким образом, общие затраты составили свыше 660 тыс. рублей.

При этом государственные земли для станции достались факультету бесплатно!
По примерным оценкам, советский рубль соответствует 1 тысяче современных российских рублей, то есть творцам новой базы факультета понадобится свыше 660 млн рублей. Кроме того, нельзя исключать, что за земли для будущей станции нас, «богатеньких москвичей», местная администрация попросит заплатить. Так что цифра в 1 млрд рублей и более может оказаться вполне реальной.
Это сумма более чем в 20 раз превышает годовой бюджет географического факультета МГУ.
«Нам помогут спонсоры!» — воскликнут наши оппоненты. И будут неправы. Спонсоры, рассчитывающие когда-либо вернуть свои деньги, вряд ли будут помогать тем, кто безответственно относится к своей собственности и не может отстоять свои интересы.

Но даже если создание станции состоится, сколько будут стоить ежегодные поездки (на практику и обратно) студентов и преподавателей факультета? Вряд ли эта сумма расходов будет сопоставима с нынешней. Сколько лет уйдет на освоение и доизучение новых территорий? И, наконец, никто не может гарантировать, что по прошествии какого-то времени все те же люди — землепродавцы и застройщики — не появятся на новом полигоне.

Увы, от современного капитализма не убежишь! А потому надо учиться отстаивать свои права и права российского образования и науки. К счастью, времена меняются, и не всегда в худшую сторону.
То, что было нормой в «лихие девяностые», становится недопустимым сейчас. Громкие дела прошлого о застройке Бородинского поля и окраин усадьбы Ясная Поляна нынче получают должную оценку. Приватизация земель объявляется незаконной, и новоявленные «соседи» графа Толстого и генерала Раевского вынуждены умерить свои аппетиты.

Так что отстоять от застройки Сатинский полигон — дело не безнадежное. А наши неизвестные потомки поблагодарят нас за будущее Сатино, Сатино без заборов!

Статья из газеты "GEOGRAPH" №2 (45)

 

Фотография Валерия Фёдорова (1981, каф. общей ФГ и палеогеографии)

Сатино - взгляд сверху. Таким вы его ещё не видели. Май 2013 года - http://www.geograd.ru/photos/10487